0 312

Искусство быть лучшим. Тимур Хутыз - о выборе профессии и первой операции

Статья из газеты: «АиФ-Адыгея» №26 27/06/2018

Лучшим врачом года в Адыгее стал заведующий отделением травматологии республиканской клинической больницы Тимур Хутыз

«Сегодня мотивированных на профессию студентов-медиков стало намного меньше. Наша больница называется республиканской клинической, то есть студентов-медиков мы здесь должны видеть круглосуточно. Но зайдите к нам в больницу ночью - вы не увидите ни одного дежурящего студента», - рассказал победитель республиканского конкурса «Лучший врач года» Тимур Хутыз.

- В этом году вы стали победителем республиканского конкурса «Лучший врач года». А какой врач является образцом для вас?

- Хотел бы уточнить: в любом профессиональном конкурсе есть элемент условности. Невозможно сравнить труд травматолога и кардиолога, терапевта и педиатра, это совершенно разные, несопоставимые направления. И я благодарю Всевышнего, что в моей жизни были люди, которых действительно можно считать эталоном нашей профессии. Я имел счастье учиться у профессора кафедры травматологии Российской медакадемии последипломного образования Валерия Голубева, у завотделением Центральной клинической больницы РАН Николая Гончарова. А в Майкопе для меня был примером завотделением травматологии нашей больницы Руслан Тлепсук. Это великолепные профессионалы и врачи с большой буквы, которые, помимо владения профессией, обладали прекрасными человеческими качествами, необходимыми в ней: милосердием, искренностью, заботой о пациентах.

На мой взгляд, в нашей профессии нельзя разделять профессионализм и человеческие качества. Конечно, знания, умения и опыт составляют уровень врачебного мастерства, но профессионализм должны дополнять доброта, терпимость, умение сострадать, прогнозировать результат. Без них не найти понимания с пациентом. Кроме того, мы не можем забывать ещё об одной важной ценности - порядочности. Поэтому к медицине нельзя относиться как к бизнесу, только как к источнику дохода.

- Но ведь медицина и образование в России - это услуги. А разве услуга не подразумевает «куплю-продажу»?

- Я вообще не понимаю, как можно относить сферу медицины к услугам! Когда к нам приходит пациент, он нуждается в милосердии, понимании, доброте и внимании, в особом психологическом подходе. Как это всё прописать в медицинской услуге? Если искусство врачевания приравнивают к услуге, то врачей надо ориентировать не на изучение тонкостей профессии, а на изучение рынка продаж. Понятие медицины как услуги ведёт к формализму, от которого страдают и профессия, и пациенты. 

Желание научиться

- Помните свою первую операцию?

- Мой отец был военнослужащим. Он 20 лет прослужил на Байконуре. Служба была нелёгкая, поэтому отец был категорически против того, чтобы я стал военным. А мама была врачом, и я много раз бывал у неё на работе, привык к тому, что в доме часто собирались медики. И выбор профессии стал ясен как-то сам собой. А травматологом стал потому, что ещё интерном я пришёл в травматологическое отделение и понял - моё.

Первую свою операцию я сделал ещё в студенческие годы. На практике бегал хвостиком за Альбертом Баговым, ныне заведующим хирургическим отделением Майкопской городской больницы, дежурил по ночам, ассистировал ему на операциях. В один прекрасный момент он доверил мне скальпель, за что я по сей день ему благодарен.

- Учитывая кадровый голод в медицине, многие ли сегодняшние студенты-медики бегают хвостиком за врачами и дежурят по ночам?

- К сожалению, нет. Хотя не люблю, когда ругают молодых. Мол, в наше время... Но, сравнивая себя с сегодняшними студентами, не вижу у них особого рвения и мотивации. У нас было огромное желание научиться что-то делать, на практике освоить профессию. Мы выходили на дежурство по ночам три-четыре раза в месяц, а то и больше. Я помню ощущение счастья, когда что-то разрешали делать нам.
Большинство хирургов со мной согласятся, многие известные хирурги в юности не отличались крутым знанием теории, они уделяли больше времени практической стороне. Да, знания нужны, но практика для врача, тем более будущего, бесценна. 

Что изменилось?

- Бывает ли вам страшно подходить к операционному столу, брать в руки скальпель? 

- Мой учитель Николай Гончаров часто повторял: «Если, заходя в операционную, не испытываешь внутренний мандраж, надо уходить из профессии». Идя на операцию, ты должен испытывать волнение. Не потому, что не уверен в себе, волнение означает твою ответственность за жизнь пациента. Если этого нет, в хирургии делать нечего.

- Здравоохранение и образование - две отрасли, где постоянно проводятся реформы. Ваше к ним отношение?

- Если сравнивать с положением в отрасли в 90-е годы, когда пациенты вынуждены были на свои деньги покупать всё, от бинта и шприцов до марли и спирта на операцию, то сейчас получше. Больница оснащена в полном объёме, повысилась интенсивность труда. С экономической точки зрения это выгодно, но это и большая нагрузка на персонал. Как многие утверждают, сокращение коечного фонда привело к уменьшению доступности стационарной помощи.

Но если сравнивать с советской медициной, сейчас у врачей меньше времени на больных. Тогда было меньше бумажной работы, а сейчас врач ведёт параллельно электронную и бумажную историю болезни, фиксирует движение препаратов, назначения. С одной стороны, это прозрачность, но с другой, из-за загруженности у врача остаётся всё меньше времени на пациентов.  

Справка: Тимур Хутыз.

Родился в 1971 г. в г. Ленинске Казахской ССР. В 1994 г. окончил медфакультет КБГУ, затем интернатуру в Майкопе.  С 1995 г. - врач Адыгейской республиканской клинической больницы. С 2005 г. - завотделением травматологии АРКБ.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах