aif.ru counter
Карина Кадиева 1 359

Интервью с известным российским режиссером-документалистом

Вахтанг Микеладзе о чужбине, патриотизме и

Его биография интересней любого кино. Автор одних из лучших документальных фильмов о преступности в России - он живет каждым днем. Принципиально не плывет по течению. Знает цену понятию «свобода» - семья была репрессирована, Микеладзе «дали» 6 лет.

Сразу после реабилитации он поступил во ВГИК, на курс Романа Кармена. Говорит - «по блату». Сам Дмитрий Шостакович просил приемную комиссию за талантливого абитуриента. Однако первую дипломную работу Микеладзе - фильм «Омоло» - положили на полку, назвав антисоветским. Но крыльев сломать не смогли! Автор регулярно становился обладателем всех мыслимых наград в СССР, России и за границей. На недавнем кинофестивале в Украине его фильм «Пожизненно лишенные свободы» занял I место. Коллеги в шутку называют его «приговоренный к таланту».

- Я стал сорежиссером фильма «Черкесия. Чужбина», потому что материал был интересным. Вдохновение не приходит, если я не люблю, не понимаю героев своих фильмов. А у грузин с черкесами много общего - один Кавказ на всех, одна родина. И особое восприятие мира, людей, жизненных ценностей, - рассказал в эксклюзивном интервью «АиФ-Адыгея» заслуженный деятель искусств России, народный артист Ингушетии Вахтанг Микеладзе.

Отмычка для души

- Вахтанг Евгеньевич, чем зацепил материал?

- Как бы ни были воспитаны люди, есть между ними генетическая связь. И мужественность, и любовь к родине, и умение быть свободными - это в крови. Я снимаю сериал «ПЛС» («Пожизненно лишенные свободы»), потому что знаю эту тему изнутри. Понимаю, что значит быть лишенным свободы. Сам был ее лишен. Мне также известно, что значит жить на чужбине. Недаром один из моих рассказов начинается словами: «Кто-нибудь слышал, как плачет 26 полных эшелонов людей, которых выселяют? Не говорите, что нет. Потому что я сам плакал в этом эшелоне». Выселяют с родины. Эти события забыть нельзя, они становятся легендами. С привкусом слез. А Кавказская война - это выселение целых народов. С родной земли. В никуда.

- Что для Вас значит слово «чужбина»?

- Чужбина...Помните маленького мальчика из фильма «Черкесия. Чужбина», который вырос на чужбине и никогда не видел родины? Но при этом он танцует адыгский танец. Это не просто движения, это особое настроение, чувство. Заставить так танцевать нельзя - это идет изнутри. Поэтому все улыбаются, глядя на него! Или девочка, которая читает Коран... Эти глаза невозможно забыть! Так глядеть не учат, это внутренний свет. Иногда на чужбине выявляются качества, которыми не дорожим здесь. Мы теряемся в красках России, Кубани, не всегда относимся бережно к нашей истории, а люди, живущие на чужбине, сохраняют каждую деталь истории, традиции. Я считаю, что мое участие в фильме определено судьбой. Теперь у Адыгеи будет картина, которую оценят другие нации. Перед нами адыгский народ с его трепетным отношением к исторической родине. Народ, который, несмотря на запреты, изучал родной язык, обычаи и песни предков. Сегодня это дорогого стоит!

- Что в Вашем понимании «патриотизм»? С чего для Вас начинается родина?

- Патриотизм - когда грузин Микеладзе с адыгом Нагаплевым делают совместный фильм об истории черкесов, а кабардинец Аслан Абазов пишет к нему музыку. Чтобы молодые люди знали историю Кавказа. Это когда ты монтируешь фильм и плачешь, это когда твой фильм «цепляет» и заставляет думать. Настоящее кино, как многослойный пирог - каждый раз находишь что-то новое. Я за деятельный патриотизм! За справедливость! А сегодня мы перестали задумываться. Торопимся, упуская из виду важные вещи: милосердие, терпение, умение прощать. Мы стали КВНщиками - мгновенный и понятный юмор вместо вдумчивой беседы. Стеб вместо смеха, юмор, прикрывающий страх перед жизнью.

Паустовкий писал: «Моя родина там, где проплывают самые синие облака». Не согласен! Когда я снимаю в Черкесии и Германии, в тюрьме и на свободе, я все равно снимаю грузинское кино. О моей родине - о Грузии. Все мои работы в документалистике, вне зависимости от темы, а это более 150 фильмов, - посвящение именно ей.

По тропе покаяния

- В вашем фильме «Пожизненно лишенные свободы» 2010 года позиция автора недвусмысленна: вы против смертной казни. А народ - «за»!

- Не мы дали этим людям жизнь. Если человек мечтает умереть, он найдет способ. Если мечтает жить, пусть живет в мучениях и молитвах о тех, кого погубил. Скажу одно: так жить, как они живут, это страшно. Многие из ПЛСников даже хотят покончить жизнь самоубийством. Один из моих героев - террорист, который своей вины в смерти людей не признал даже в тюрьме. Он продолжал винить во всем Басаева. Я спросил: «Но перед тем, как убить, ты пинал человека ногами. Зачем?». Он не ответил - заплакал. То, что сделали эти люди, - поступки зверей. Но... За то они несут наказание страшное. Посмотрите, как их выводят из камеры. Согнутыми в три погибели, руки сзади подняты с расправленными ладонями. На глазах повязка. Так, чтобы они не могли ориентироваться в пространстве. Выводят их на прогулку в специальные прогулочные камеры, потом снимают повязку. Но они кроме стен и зарешеченного неба ничего не видят. Каждый мечтает о побеге - терять нечего. Поэтому сколько им Бог отмерил, столько пусть и живут, оплакивая убитых и изуродованных ими. Несут преступление, должны понести наказание. Этот груз потяжелее свинца в грудь. На их могилах не пишут имени и фамилии, только надпись ПЛС и номер. Расстрел - слишком легкое избавление для тех, кто совершил ужасные деяния!

- А были те, кто вызывал у Вас жалость?

- При создании фильма «Отцы и дети» я встретил сюжет, который в игровой картине не встретишь. Сумасшедшая судьба! Человек получил пожизненное, когда его сыну было 7 лет. Ребенка отправили в интернат, ничего не сказав о злодеяниях отца. И он написал отцу письмо: «Папа, я хочу к тебе!». Негодяй-отец ответил: «Сынок! Чтобы ты попал ко мне, надо убить не меньше четырех человек!». И тот начал убивать! Сейчас ему 16 лет, сидит в тюрьме в Сухиничах. Меня начальник лагеря попросил не брать интервью у парня и не говорить, что его отец - ПЛСник, иначе парень покончит с собой. Он все еще надеется на встречу...

И другой пример страшной судьбы: уголовник-отец взял «на дело» сына. В результате они расстреляли и ранили около 10 человек. И отцу, и сыну дали пожизненное. Сын сел, когда ему было 23 года... Они себя приговорили сами. Их ПЛС - это и есть раскаяние.

Затмение ума

- Не кажется ли Вам, что вся наша жизнь превратилась в «документальный детектив»? Ведь так назывался ваш знаменитый сериал.

- Передо мной прошли сотни тысяч заключенных. Это особый мир - целая страна за колючей проволокой. Со своими правилами, законами, языком. Многие из зеков были еще в детстве брошены на произвол судьбы, мир стал для них безрадостным, бесцветным. Поэтому воры в законе, урки называются радостным словом «цветные». Но это я наблюдал в неволе. И никак не мог предположить, что через несколько лет детективом станет наша жизнь. И «цветные» распишут свободу под свои понятия.

Меня тревожит криминализация общества. Это какое-то затмение ума! Кино переходит на документалистику со знаком «минус». О мелких бытовых неурядицах, страстишках... С плохими режиссерами, дешевыми актерами. Ладно, забываем хороших режиссеров и отличных актеров. Не нужны! Но и историю свою забываем: не стоит потом удивляться, что скоро перепишут летопись Великой Отечественной. Поэтому на VII Международный кинофестиваль военно-патриотического фильма «Волоколамский рубеж» им. С.Ф.Бондарчука, который прошел в январе, я и Суламбек Мамилов представили фильм «Забытые герои Бреста». Чтобы помнили! Фильм взял два приза - Ассоциации Героев России за память о героях Великой Отечественной войны и Фонда поддержки неигрового кино имени Романа Кармена.

Сегодня люди напичканы «дешевкой». Чтобы выйти из жанра детектива, нужно время. Задачей искусства было духовное возрождение человека. Оно считалось четвертой властью. А сейчас этой четвертой власти - искусства - нет! Нам не до него - зарабатываем. И деньги любим больше, чем жизнь. Пока не поймем, что сами себя убиваем, не излечимся. Как помочь в этой ситуации - не знаю...


Досье

Вахтанг Микеладзе родился 16 июня 1937 года в Москве. В этом же году как член семьи «врага народа» был выслан в Южный Казахстан. Поступать во ВГИК приехал прямо из лагеря. В 1965 г. получил специальность «режиссер документального кино». Работал в Тбилиси на студии научно-популярных и документальных фильмов, режиссер высшей категории. В 1988-1993 гг. организовал студию «Эко-фильм» в Москве. С 1995 г. работал в телекомпании «РТС», участвовал в создании программы «Человек и Закон». С 1997 г. - автор цикла «Документальный детектив». Приз жюри на фестивале религиозных фильмов «Непокаланов-95» в Польше за фильм «Колокол Армении». Призер Лейпцигского фестиваля за фильм «Серые цветы», лауреат Госпремии и премии Ленинского Комсомола.

Смотрите также:

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Настя Петрова
    |
    18:59
    29.12.2011
    0
    +
    -
    Может, нас и пичкают дешевкой. В том числе, и криминальной. Но с документальных детективов начинали-то Вы.И еще в советские времена. Может, не стоило начинать, чтобы потом не раскаиваться?
Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах